«Конституционный суд превращается в подразделение администрации президента»

0

«Конституционный суд превращается в подразделение администрации президента»

Госдума в третьем окончательном чтении приняла президентские поправки в закон «О Конституционном суде» (КС). Данный законопроект — законодательно закрепляет положения обновленной Конституции. Пройдя через Госдуму, в законе появились поправки, позволяющие назначать пост председателя КС не связанных с правосудием политиков, запрет судьям КС публиковать особое мнение, а также обсуждать детали рассматриваемых дел в СМИ.

Федеральный судья в отставке Сергей Пашин разбирает для «Свободной прессы» основные положения обновленного закона «О Конституционном суде».

Об уменьшении количестве судей Конституционного суда до 11

— Сокращение само по себе не принципиально. Понятно, что возрастает нагрузка — судей-докладчиков становится меньше. Кроме того, важный вопрос о том, какова судьба тех судей, которые оказались вне штата. По поправкам к Конституции, они сохраняют свои полномочий. Этот вопрос решен грамотно. В Соединенных Штатах Конституционный суд состоит всего из девяти судей. Количество судей принципиальной роли не играет.

— Это не отставка. Это дисциплинарное взыскание — досрочное прекращение полномочий. Отставка, по нынешнему закону, вещь почетная. Судья уходит, получает пенсию и так далее. Эта поправка нарушает баланс в системе сдержек и разделения властей. Президент получает полномочия, которых у него не было, и подвешивает над головами судей Дамоклов меч. При этом закон не описывает процедуру этого предприятия. Более того, сам президент будет определять, каким образом он будет вносить эти представления в Совет Федерации.

Есть страны — та же Америка — где судей увольняет парламент. Это называется процедурой импичмента. Там парламент работает как суд: Сенат слушает это дело под председательством судьи Конституционного суда, а палата представителей формулирует обвинение.

В России же сплошная бюрократия. Администрация президента будет готовить тайком документы, а Совет Федерации будет быстро штамповать, будучи всецело зависим от решения президента. Это очень серьезное опасное нарушение конституционного порядка.

Председатель и заместитель председателя КС избираются не обязательно из числа судей КС

— Можно будет некоего проштрафившегося чиновника или того, кого нужно пристроить, сразу можно сделать председателем или заместителем председателя КС. Это тоже изменяет баланс. Долгое время Конституционный суд сам решал, кто будет председателем, а кто заместителем — судьи сами голосовали. Потом под предлогом того, что нужно сделать как и в Верховном суде, у них это право отняли. Председателя и зама стал назначать Совет Федерации.

А теперь — следующий шаг, когда можно назначить варяга — человека, который и дня не был судьей, превратить в председателя суда. Это серьезное обстоятельство, которое смещает равновесие в пользу президентской администрации.

Запрет на публикацию особых мнений

— Изначально, с 1991 года судья, оставшийся при особом мнении, публиковал его сразу после основного решения в вестнике Конституционного суда. Если судья не имеет возможности сообщить о своем особом мнении означает, что будет создаваться иллюзия единомыслия — причем принудительная. Судьи, по сути, потеряли изрядный кусок своей свободы и независимости. Ибо они не могут отмежеваться от неправового решения. К сожалению, неконституционные решения в КС и изменение его позиции — довольно частая вещь. Теперь надо будет колебаться вместе с генеральной линией.

Особое мнение останется можно писать, но оно будет оседать в судебных материалах и становится уже историей, а не достоянием юридического сообщества или достоянием народа.

— Это то, что запрещено и обычным судьям. Я полагаю, это правильный запрет. Судья КС, пока дело на рассмотрении, конечно, должен соблюдать сдержанность. Другое дело, мне кажется, что судья может сообщить средствам массовой информации о своей позиции, когда решение уже принято и ничего изменить нельзя. Кодекс судейской этики также не запрещает работать со средствами массовой информации и дает возможность пояснять решения, который он принял. Так что это избыточное ограничение свободы судей.

Главенство над международным правом

— Расширили компетенции КС, бог в помощь. Но у меня опасения, как бы эти бюрократические вопросы не затмили жалобы людей. Судей становится меньше, дел — больше. Таким образом, за счет каких обращений они будут наверстывать? Я боюсь, как бы не за счет обращений граждан. Суд может переключиться на бюрократические споры. Пока это только опасения, посмотрим, как будет дальше.

Все обращения рассматриваются, вопрос в том, сколько их. КС с некоторых пор вправе рассматривать вопросы, не вызывая стороны. Это становится таким конвейерным правосудием. Вероятно, больше будет дел, рассматриваемых не в рамках правосудия — без присущей состязательной процедуры. КС из органа правосудия превращается в еще одно бюрократическое подразделение администрации президента.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here